Обыкновенный садизм: полицейские пытали юношу, пока не приехала скорая помощь

Обыкновенный садизм: полицейские пытали юношу, пока не приехала скорая помощь

Журналист Елена Ардабацкая опубликовала рассказ своей подруги о том, как силовики издевались над ее сыном, задержанным и осужденным под вымышленным предлогом: «Боль и слезы. 18-летнего парня держали в автозаке и не давали выйти в туалет. Все закончилось воспалением и скорой помощью. И они продолжают сидеть. Ни за что. Боль и слезы. Подруга пишет про своего сына, которого забрали 31 января за то, что он просто стоял рядом с метро Сухаревская: «Было бы странно думать, что нашу апелляцию хотя бы изучат, не то чтобы поддержат. Как написал помощник нашего депутата, сегодня суд, как и в предыдущие дни, штамповал одинаковые решения, не вникая в обстоятельства дела – хорошо хоть ещё пятнашку не добавил. Там самым наш самый гуманный суд в мире подтвердил, что люди, находящиеся в пешеходной зоне, создали препятствия для проезда общественного транспорта. Помешали проплыть кораблям, которые бороздят просторы Большого театра. В стране, где глухонемые умеют выкрикивать лозунги, было бы крайне удивительно получить другое решение. *** Сегодня также промучился их сосед по камерам помощник депутата: пройдя испытания голодом и холодом, он узнал об отклонении апелляции для всех узников Истры первым. Плюс ситуации в том, что с сегодняшнего дня нам открыта долгая дорога в Страсбург. И это – новая цель наших ребят. У меня появилась ещё одна – хотя бы попытаться возбудить через СК уголовное дело о пытках. Теперь я точно знаю, что среди издевательств, которые они вытерпели в ОВД, был и запрет на посещение туалета. Что спровоцировало у моего ребёнка острую урологическую ситуацию, из-за которой ему пришлось вызывать скорую и везти в местную больницу, где ему оказывали экстренную помощь… *** 18-летнего парня взяли 31 января вместе с другом Мишкой. Они оказались рядом с метро «Сухаревская», сидели на лавочке, смотрели по сторонам, о чём-то говорили. Этого оказалось достаточно, чтобы впаять им по полной за «несанкционированный митинг». Все происходило на глазах двух наших коллег. Но это не было счастливой случайностью. Их никто не стал слушать, свидетели в нашем суде — лишние, не нужны. Сына ударили, ему не давали выйти из автозака в туалет. Все могло кончиться так, как я даже написать боюсь. Сегодня мама увидела сына и он ей про все это рассказал, раньше не говорил — берег. Вот что она пишет после встречи с ним: «В приемнике три смены. Одна, как говорит сын, лайтовая. Вторая — фифти фифти. Третья — лютая. Когда его прихватило, была лютая. Мне в жизни не отблагодарить Чемпиона, который сидел с ними в одной камере, и который настоял, чтобы сына срочно отвезли на скорой в больницу. «Подумаешь, сутки не ссал. Проссытся», — отвечали охранники. Но Чемпион настоял. Он взрослый, он порядочный, он… Просто невероятный. Всю дорогу в холодном автозаке в соседний город лютые провоцировали: мы же видим, ты хочешь сбежать. Ну признайся, хочешь?! Сбежишь — живенько переедешь в соседнюю зону, будешь по уголовке сидеть. В больнице все в шоке наблюдали за тем, как врача ищут высокому красивому мальчику в наручниках. Один мужчина, он был там с женой и ребенком, подошел, долго смотрел и спросил: «За митинг?» «Да». Мужчина молча ушел и вернулся с бутылкой воды: «Попей, парень! И спасибо тебе! » «Перебьется!» — вмешались лютые. «Спасибо, я правда не хочу», — поблагодарил его сын. И ещё ему попался Врач, по его характеристике, «офигительный чувак». Он долго уговаривал его остаться в больнице. Потом долго расспрашивал, не бьют ли его. И долго смотрел в глаза, пытаясь понять, не скрывает ли он правду. Потом, вконец расстроившись, пытался объяснить конвоирам, что состояние экстренное, что удар в живот может спровоцировать непоправимые последствия. Что они обязаны обеспечить ему отдельный туалет… А напоследок сказал сыну «Спасибо! » И силой всучил ему яблоко. Этому Врачу я тоже очень благодарна. …Подробности я узнала только сегодня, за нашу единственную за срок встречу. Я знала про скорую, про диагноз… Наверное, узнай я раньше все детали, я бы всего этого не вынесла. А если кошмар растягивать во времени — оно и ничего. Сейчас я просто хочу лично сказать спасибо и Чемпиону, и Врачу, и Мужчине из очереди. Мишка тоже настрадался. Когда его по ошибке повезли в суд, ноги в автозаке замерзли настолько, что приходилось снимать ботинки и растирать их постоянно. А по пути он начал падать в обморок — от холода, голода и жажды. Конвоиры сжалились, остановились, напоили его чаем и накормили. Люди в приёмнике, как и везде, конечно, разные. Очень помог переданный вами мед — мальчишки едят его только так. Поэтому с простудой справились без лечения. А еще они спят под пледами, которые передал тоже кто-то из вас. Поэтому им тепло. В приемнике обижаются, когда их подопечных называют заключенными. «У нас тут не заключённые, а отбывающие административный арест». Ну да, и работают не церберы, и сидят не чиполлино». … Сейчас уже все хорошо…»

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  В Ставрополе продолжается реализация проекта «Живая память», посвященного Великой Отечественной войне

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь